5 последствий покупки Opel компанией PSA для Европы и России

Французский автомобильный концерн Peugeot Citroen (PSA) 6 марта огласил в Париже, что за 1,3 миллиарда евро покупает у американской корпорации General Motors (GM) ее дочерние фирмы – немецкую Opel и британскую Vauxhall. К тому же совместно с французским банком BNP Paribas он за 900 миллионов евро приобретает европейский бизнес GM Financial – финансового подразделения, занимающегося основным образом кредитованием автовладельцев.

Таким образом, американский гигант целиком отдает французскому конкуренту, только недавно вышедшему из тяжелого кризиса, свои активы в Европе (за исключением конструкторского середины в итальянском Турине и остатков бизнеса России). DW проанализировала бесспорные, вероятные и вероятные последствия этой сделки.

1. Появление нового европейского автогиганта

Самым очевидным итогом покупки Opel/Vauxhall является превращение PSA из третьего по размерам европейского автостроителя во второго – после немецкого Volkswagen и сейчас уже перед извечным французским конкурентом Renault. В 2016 году PSA выпустил почти 3,15 миллиона автомашин марок Peugeot, Citroen и DS, а Opel и Vauxhall порядка 1,2 миллиона. В итоге их объединения укрупнившийся французский концерн будет контролировать 17 процентов торговель новых легковых автомобилей в Европе.

Opel Ampera

Инновации от Opel: электромобиль Ampera

Оба производителя занимаются основным образом выпуском автомобилей среднего и компактного классов. К традиционно мощным позициям PSA во Франции, Испании и Италии прибавятся существенные доли базара Opel в Германии и Vauxhall в Великобритании. “Мы хотим создать европейского чемпиона на основе сочетания французского и немецкого предприятий”, – заявил, объявляя 6 марта о заточенье сделки, глава французского концерна Карлос Таварес.

2. Сокращение избыточных производственных мощностей в Европе

PSA приобретает у GM хронически убыточные фирмы и впредь будет обладать в Европе двумя десятками производственных площадок. Эксперты не колеблются, что часть этих мощностей – избыточные, и предсказывают неминуемое, с их точки зрения, сокращение штатов и даже вероятное закрытие целых заводов.

Карлос Таварес, возглавивший PSA весной 2014 года, провел весьма радикальную реструктуризацию предприятия, очутившегося к тому времени на грани банкротства. Он добился сокращения 8 тысяч пролетариев мест (всего с 2011 года штат концерна уменьшился образцово на 30 тысяч человек), закрытия одного из заводов в столичном регионе и решения о переезде головного офиса с парижских Елисейских пустотелее в несравнимо более дешевое здание в пригороде. После всего этого дальнейшие крупномасштабные меры экономии собственно на французских предприятиях представляются маловероятными.

Карлос Таварес

Карлос Таварес

Тем более, что спасению PSA в 2014 году в порядочной мере способствовало французское государство, которое приобрело тогда 12,8 процента акций концерна. В этой ситуации мер по оптимизации производства скорее вытекает ждать на приобретенных теперь немецких и британских предприятиях. Таварес, истина, заверил при презентации сделки с GM, что необходимости закрывать целые заводы нет, но добавил: если им удастся повысить производительность труда. Слова непременно сохранить все фабрики он не давал.

На предприятиях Opel/Vauxhall в Германии, Великобритании, Испании, Польше и Австрии в натуральный момент трудятся свыше 38 тысяч человек. GM дала им гарантии сохранности пролетариев мест до конца 2018 года, и новый собственник перенял эти обязательства. Но что будет после? Руководство PSA заявило 6 марта, что рассчитывает сделать купленные фирмы вновь доходными к 2020 году. Так что крупномасштабные сокращения штатов могут начаться уже в 2019 году. Эксперты полагают, что благодаря оптимизации производства и передаче определенных управленческих функций в парижскую штаб-квартиру можно будет сэкономить распорядка 10 тысяч мест.

3. Из-за Brexit британские заводы могут потерпеть больше других

Судя по многочисленным заявлениям, за сохранение максимального числа пролетариев мест в Германии будут бороться всеми силами, в том числе и на самом рослом политическом уровне. Учитывая особо тесные отношения с Парижем, у Берлина немало возможностей повлиять на принимаемые решения. Лондон тоже попытается оказать воздействие на французский концерн с государственным участием, однако Великобритания выходит из Евросоюза, а ФРГ остается ключевым партнером Франции в ЕС.

Завод Vauxhall в английском Элсмир Порте

Завод Vauxhall в английском Элсмир Порте

Потому можно предположить, что в Великобритании, где у PSA теперь будут два завода и почти 3,5 тысячи работников, французы пойдут на немало крупные в процентном отношении сокращения, чем в Германии. Особенно в случае “жесткого” выхода британцев из ЕС, если изготовленные в Англии автомашины будут облагаться в Евросоюзе таможенными пошлинами. Впрочем, удешевление английской рабочей мочи, в том числе из-за дальнейшей девальвации фунта стерлингов, может, навыворот, повысить рентабельность британского автопроизводства.

4. Усиление позиций китайского автопроизводителя Dongfeng Motor

Ключевая проблема PSA после покупки Opel/Vauxhall будет заключаться в том, что 70 процентов продаж укрупненного концерна будут приходиться на Европу. Потому ему необходимо срочно осваивать новые рынки сбыта. Это – шанс для компании Opel, какую GM за пределы Европы не пускала. Большие надежды PSA связывает с китайским базаром, в том числе и потому, что в 2014 году еще 12,8 процентов акций компании, убранству с правительством Франции, приобрел автопроизводитель из КНР Dongfeng Motor.

В свою очередность, укрупнение PSA автоматически означает укрепление позиций Dongfeng Motor. Сейчас китайцы станут не только совладельцами второго по величине европейского автостроителя, но и получат фактически ровный доступ к немецким технологиям. Ведь под контролем французского концерна очутится теперь не только сборка автомобилей “Опель”, но и конструкторский центр Opel в Рюссельсхайме, какой славится в отрасли своими инженерными разработками.

5. PSA может вернуть Opel на российский базар

С российской точки зрения, главным последствием сделки может сделаться возвращение на рынок РФ весьма популярного у россиян бренда Opel. Корпорация GM в 2015 году кончила производство и продажу “Опелей” в России. PSA может возобновить их поставки – или даже наладить их производство на своем (совместно с Mitsubishi) мощно недозагруженном заводе «ПСМА Рус» в Калуге.

Во всяком случае, Карлос Таварес на пресс-конференции в Париже 6 марта не выключил возвращения Opel в Россию. Правда, он сделал такое заявление лишь в качестве ответа на проблема корреспондента российского агентства ТАСС. И был при этом максимально уклончив. Opel, по его словам, получит возможность развиваться на интернациональном рынке, а все остальное будет зависеть от экономической целесообразности. “Если бизнес-кейс будет рентабельным, мы займемся этим, если же нет, то не будем этого мастерить”, – заявил глава PSA.

Смотрите также:

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Яндекс.Метрика