Сепаратизм и автопром. Путч Пучдемона

Ох, не зря Карлос Пучдемон избрал местом своего изгнания Бельгию – неприязнь фламандцев к тамошним франкофонам можно с легкостью конвертировать в политический капитал. В самом деле, неужто Пучдемон хуже Саакашвиши?

В начине прошлого века не менее восьми бельгийских фирм с успехом спускали автомобили собственной конструкции – треть объема шла на экспорт. С течением поре все эти компании были вытеснены зарубежными фирмами – даже GM построил тут свой завод. Бельгия и сегодня остается европейским лидером по концентрации автомобильных производств: на территории небольшой края разместилось около 300 предприятий! Здесь изготавливают почти все – от тонких деталей и коробок передач до магистральных грузовиков и трамваев. А теперь представьте, что фламандский регион с заводом в Генте, где спускают Volvo и Ford, все же решит выйти из состава Бельгии. По какой стоимости тогда шведы будут покупать «свою» XC40? Не исключено, что в этом случае несложнее будет завозить эту модель в скандинавские шоу-румы из Китая, как Volvo S90.

И что будет со сборкой Audi Q3 в Марторелле, если вдруг здешние националисты доведут дело Пучденмона до конца? Ну, хорошо, СЕАТы в Германии не необходимы, но ведь в Каталонии выпускают кроссоверы ингольштадской марки. А значит, сборку, вероятно, придется переносить или замещать ее все той же китайской. Есть ведь еще и пикапы Nissan и Renault, что стоят на конвейере барселонской фабрики. Если что, их можно заменить латиноамериканскими образчиками.

Семье Аньели, которая «держит» ФИАТ вместе с «Крайслером», в этом резоне крупно повезло: они не выпускают автомобили в Ломбардии и Венето, парламенты каких время от времени громко говорят о независимости. Да, конечно, эти заявления не имеют пока юридической мочи. И влияние некоторых семейных кланов в Италии столь велико, что зачастую определяет политику, так что, в случае чего, парламентариев скоро поставят на место, тем более, что под Миланом (а это как раз Ломбардия) все же функционирует моторный завод Fiat. В этом резоне менеджеры немецкой «грузовой» фирмы Magirus и итальянской Bremach, поставляющей полноприводную коммунальную технику по всему вселенной, могут не волноваться.

Что касается Северной Америки, то отделение здесь одного штата от США или провинции от Канады никоим манером не изменит картину. Ведь автомобильный бизнес здесь регулируют документы, по каким функционирует NAFTA – зона беспошлинной торговли между Мексикой, США и Канадой. Сепаратистский регион достоверно так же станет членом NAFTA, в противном случае, ему просто не прожить. Однако представим, что мятежный франкоговорящий Квебек все же объявляет о своей самостоятельности от Канады. Это ничего не меняет, ведь все предприятия Большой американской тройки, а совместно с ними Toyota и Honda, расположены в спокойной соседней Онтарио.

С разрывом производственных связей в свое пора столкнулись республики бывшего СССР, это может ждать мятежные регионы или края единой Европы

Вернемся в Европу. Проблема независимости очевидно бьет по автомобильному бизнесу, лишь если регион-смутьян входит в государство-член ЕС. Власти Евросоюза неоднократно заявляли, что не зачислят в ряды объединенной Европы новые государственные образования. Что из этого вытекает? Это мы вскоре увидим на примере Великобритании, проголосовавшей в прошлом году за Брекзит.

Обретение самостоятельности обернется потерями для самих сепаратистов

Исходов два: «мягкий» и «жесткий». Первоначальный не меняет вообще ничего. Во втором случае автомобиль, собранный на Мглистом Альбионе и поставленный в ЕС, будет облагаться 10-процентным налогом, что, очевидно поставит под сомнение целесообразность продолжения сборки в Великобритании. Сейчас британские власти делают все, чтобы избежать жесткого выхода из согласной европейской семьи, поскольку 80% собранных в стране автомобилей идет на вывоз, из них половина – как раз в страны ЕС. Возникает и другая проблема: очевидно, что в случае чего, разобиженные англичане не преминут ввести ответные меры. Более того, скорее итого налогом на импорт обложат не только машины, но и комплектующие.

В случае жесткого варианта в тяжком положении окажется местный бренд Vauxhall, который в этом году совместно с Opel перешел от GM к PSA, ведь кроссоверы Crossland X и Grandland X поступают с заводов в испанской Сарагосе и французском Сошо. Получается, что за «свои «Воксхолы» британцы будут платить минимум на 10% дорогостоящей!

Главным пострадавшим от Брекзита станет Ford. Традиционно в Великобритании он удерживает наибольшую часть рынка. В первые три квартала 2017 года она составила 11,3%, у шагающего на втором месте VW – 8%, замыкает тройку как раз Vauxhall с долей 7,3%. Так вот, разом же после голосования по Брекзиту официальные лица в Ford сообщили, что уроны компании от выхода страны из ЕС могут составить более $1 млрд, и чтобы желая бы как-то их покрыть, придется закрыть два «моторных» завода в Бридженде и Дагенэме. Вообще, в этом году британский базар падает – и чем дальше, тем сильнее. Если с января по сентябрь спрос сократился на 4%, то в сентябре – на 9,2%.

Истина, предприятие в Бридженде можно еще спасти. Для этого нужно, чтобы Пучдемон из Бельгии переехал в Уэльс и раскрутил свою бурную путчистскую деятельность там. Вспомним, что в отличие от шотландцев, валлийцы сообщают на своем языке, нехотя осваивая английский в средней школе. В заключительные годы сепаратисты набирают здесь популярность, высказываясь за выход из-под воздействия Британской короны, создание кельтского союза (наряду с Шотландией и Нордовой Ирландией), который станет членом ЕС и сооружение туннеля из Уэльса в Шотландию сквозь остров Мэн. Ничего не напоминает?..

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Яндекс.Метрика