Комментарий: Эрдоган повелел турецкому автопрому встать с колен

Проект создания в Турции собственного автомобильного бренда — индустриальная авантюра в худших традициях советско-российского волюнтаризма, находит Андрей Гурков.

Знаете, в чем позор турецкого народа? В том, что он не производит своего, отечественного автомашины. Так сказал лично Реджеп Тайип Эрдоган. Однако мириться с таким позой он больше не намерен. «Сегодня мы совершаем исторический шаг, чтобы избавиться от этого бесчестия», — объявил президент Турции 2 ноября в Анкаре после совещания с пятью турецкими фирмами. Им возложено уже в 2019 году представить прототип, а в 2021 году начать серийное производство незапятнанно турецкого автомобиля.

Это будет, по словам Эрдогана, автомобиль «с лучшим дизайном и лучшей технологией», назначенный «для нашей страны и для всего мира». Президент строго предупредил участников консорциума, что не потерпит никаких заминок в этом проекте, и пообещал, что станет первым покупателем новой машины.

А в чем позор-то?

От всех этих громогласных заявлений прямо-таки оторопь берет. Попросту диву даешься, с какой скоростью еще недавно довольно демократическая и вполне базарная Турция, претендовавшая даже на членство в ЕС, превращается в авторитарное государство с командно-самодурными методами управления экономикой, в каком султаноподобное первое лицо под популистско-патриотическую трескотню напрямую дает частному бизнесу директивы, что именно и в какие сроки он должен производить.

Андрей Гурков

Андрей Гурков

Как все это напоминает давнишние советские методы руководства и современное российское мышление в категориях «вставания с колен» и импортозамещения! Представлялось бы, что позорного в том, что быстро развивавшаяся в последние четверть века Турция сделалась крупным экспортером легковых автомобилей (свыше одного миллиона колов в год!), поскольку на ее территории охотно развернули производство такие иноземные компании, как Toyota, Ford, Renault, Fiat, Honda, Hyundai? 

И стоит ли стесняться того, что страна является ныне важным поставщиком комплектующих для всемирного автопрома (в том числе, кстати, и для российского)? Наоборот, следовало бы гордиться тем, что Турция сумела создать подходящий инвестиционный климат для отечественного и зарубежного бизнеса, и тот обеспечил население бесчисленными хорошо оплачиваемыми индустриальными рабочими местами на заводах по производству готовых автомашин и автокомпонентов.

Устаревшие установки 20-го века

Однако тот факт, что турецкая автомобильная индустрия столь удачно нашла свое место в глобальном разделении труда и оптимально вписалась в интернациональные цепочки создания добавленной стоимости, амбициозного президента Турции не удовлетворяет. Как видим, прагматичные подходы 21-го столетия ему чужды. Сильно озабоченный национальным престижем и тем самым своим собственным, Эрдоган руководится устаревшими установками 20-го века, полагая, что уважающая себя страна непременно должна владеть, среди прочего, и свой национальный автомобильный бренд.

И вот он поручает неопытным в разработке автомашин турецким фирмам в крайне сжатые сроки создать собственную модель. Реакция Стамбульской биржи на это волюнтаристское решение была однозначной: акции трех задействованных компаний в тот же день упали на 5,8 и 11 процентов.

Как быть с двигателями внутреннего сгорания?

Оно и удобопонятно: Эрдоган запускает этот проект в самый неблагоприятный момент. Всемирный автопром, все еще страдающий, кстати, от избыточных мощностей, как раз сейчас оказался на перепутье: непонятно, на какие технологии и в какой мере делать ставку. Грядущей явно за электромобилями, но никто не знает, как быстро они начнут вытеснять легковые машины с двигателями внутреннего сгорания.

В Европе шагают дискуссии о возможном запрете бензиновых и дизельных моторов в ближайшие полтора-два десятилетия, Китай стремительно наращивает производство отечественных электромобилей и с 2019 года впрыскивает квоты для иностранных автостроителей, заставляя их оснащать электромоторами все большее число спускаемых в КНР машин.

Игнорирование реалий глобальной экономики

В этой ситуации Турция торжественно провозглашает начин разработки автомобиля с, надо полагать, двигателем внутреннего сгорания, поскольку о планах создания электромобиля в извещениях из Анкары ничего не говорится. Получается, что турецкие фирмы вступают сейчас на линия, который уже через несколько лет может оказаться тупиковым?

Непонятно также, какого класса будет «чистокровный» турецкий автомашина. Если он призван стать «народным», то это будет скорее машина посредственного или даже эконом-класса. В таком случае обещание Эрдогана стать первым ее покупателем является ничем другим, как популистской демагогией, потому что ездить на нем он не будет. Или президент Турции готов пересесть на скромную машину по образцу папы римского Франциска?

Наконец, трудно представить себе коммерческие перспективы истинно турецкого автомашины. Конечно, на волне патриотизма, подкрепленной соответствующими льготами, а то и таможенными барьерами, торговли внутри Турции могут оказаться довольно приличными. Однако основывать автомобиль для одной лишь страны с 80-миллионным населением крайне накладно, ведь в нынешнем автопроме разработка новой модели обходится не менее чем в 1 миллиард евро.  

Так что турецкий автомашина надо будет во что бы то ни стало экспортировать, чтобы окупить инвестиции. Но куда? В Европу? Туда даже китайские автостроители с их финансовой мощью, но неубедительным качеством прорваться не смогли. В Китай с его электромобилями? На другие азиатские рынки? Но на них вскоре все немало важную роль будут играть поставщики из Индии, не говоря уже о давным-давно пришедших туда производителях из Японии, Европы и Америки. В Россию, куда даже турецкие помидоры с трудом допускают? К тому же турецкому консорциуму придется вкладывать крупные суммы в создание с нуля сбытовых и сервисных структур.

Куцей говоря, Турция волею своего президента, обуреваемого патриотическими эмоциями и игнорирующего реалии глобальной экономики, на наших глазах ввязывается в очевидную дорогостоящую индустриальную авантюру. Российской публике можно посоветовать приглядеться к этому эксперименту. Она наверняка без труда обнаружит параллели со своим прошедшим и настоящим.

Автор: Андрей Гурков, экономический обозреватель Deutsche Welle

Этот комментарий выражает собственное мнение автора. Оно может не совпадать с мнением русской редакции и Deutsche Welle в цельном.

Смотрите также:

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Яндекс.Метрика